Кто такой врач анестезиолог-реаниматолог и что он делает?

В этой статье мы подробно разберем, кто такой врач анестезиолог-реаниматолог и что он делает. Анестезиолог — это прежде всего врач, а наркоз по своей сути — лечебная процедура. Из названия специальности понятно, что эти врачи проводят анестезию (т. е. обезболивание) и реанимацию.

Такая медицинская специальность, как «Анестезиология и реаниматология», выделилась отдельно сравнительно недавно, в конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века. В России один из первых обосновал необходимость подготовки специалистов анестезиологов и реаниматологов проф. Неговский В. А.

Двойное название специальности «анестезиолог–реаниматолог» связано с неразрывностью проведения наркоза или обезболивания и возникающей часто необходимостью реанимационных мероприятий. Поэтому каждый анестезиолог владеет и методикой проведения анестезии и приемами реанимации.

Тот, кто выбирает данную специальность, должен обладать устойчивой психикой, быстротой реакции, обширными знаниями в области психологии, физиологии, патофизиологии, фармакологии. Необходимо знать критические состояния в смежных медицинских специальностях, таких как: терапия, хирургия, травматология, акушерство и гинекология, патология детского возраста, неврология, инфекционные болезни, токсикология и многие, многие другие…. Всего и не перечислить.

Несмотря на то, что на данный момент специальность богата различными техническими приспособлениями, которые значительно облегчают практику, настоящее мастерство основано в первую очередь на рассудительности и прочных знаниях!

Чтобы стать анестезиологом–реаниматологом нужно:

  • 6 лет учиться в Медицинской академии на факультете «Лечебное дело» или «Педиатрическом»;
  • изучить множество специальной медицинской литературы;
  • сдать свыше 50 экзаменов;
  • пройти год интернатуры или 2 года ординатуры, или 3 года аспирантуры;
  • выполнять практические занятия в различных клиниках: общехирургического профиля, роддомах, детской хирургии, кардиохирургии… То есть по всем медицинским специальностям.
  • сдать итоговые экзамены;
  • первые 3 года работать под контролем и руководством старших, более опытных коллег.

Только пройдя весь этот путь, врач может сказать, что он анестезиолог–реаниматолог!

Как организовано отделение анестезиологии?

Универсальный анестезиолог–реаниматолог хорош только в небольших больницах. Обычно организуется ОАРИТ – отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии. Для обеспечения круглосуточной помощи необходимо иметь в штате 4 врача-анестезиолога, один из них одновременно заведующий отделением, и на каждого врача по 2 медсестры-анестезиста.

В крупных многопрофильных клиниках, детских больницах, в каждом специализированном отделении (типа кардиохирургии, нейрохирургии, травматологии, и т.д.) организуются свои отделения реанимации и анестезиологии. В каждом из них свои заведующие, старшая медсестра, сестра хозяйка, медсестра-анестезист, медсестра реанимационного отделения, круглосуточная лаборатория и пр… В отделении анестезиологии — врачи–анестезиологи, которые дежурят в обязательном порядке и по реанимации (2 – 4 дежурства). Врачи реанимационного отделения также владеют методами анестезии, при необходимости дают наркоз и переводят пациента на ИВЛ.

Ведущий специалист в отделении реанимации — врач-реаниматолог. Врачи других специальностей, при необходимости, привлекаются как консультанты.

Обязанности врача анестезиолога-реаниматолога

Когда люди размышляют о том, кто такой анестезиолог-реаниматолог, чем он занимается, что лечит, то многие заблуждаются, предполагая, что главная его задача — обеспечить бесчувственное состояние больного в пределах операционной. Это слишком узкая трактовка!

В обязанности анестезиолога входит ведение больного до, во время и после операции. Причем плановый больной — это одно, он предварительно полностью обследован, диагноз установлен, при необходимости проведено лечение сопутствующий заболеваний. В экстренной ситуации дело обстоит гораздо сложнее – пациент поступает из дома, с работы, с улицы, зачастую в состоянии алкогольного опьянения, многие с политравмами (например, автоавария), с кровопотерей, бывает без сознания, в состоянии шока. О нем может быть ничего неизвестно, и нет времени на углубленное обследование. В такой ситуации врачу анестезиологу-реаниматологу нужно в срочном порядке принимать ответственное решение: выбирать необходимый анестетик, рассчитывать его дозировку. Ошибка или промедление стоит серьёзных последствий.

Кроме того, во время операции анестезиолог и медсестра-анестезист (под контролем врача) ведут наркозную карту. В ней фиксируется все:

  • время, когда больной на операционном столе;
  • начало наркоза: вводный наркоз, интубация трахеи;
  • начало операции;
  • этапы операции: фиксируется все, что происходит (например: хирург делает разрез, происходит ушивание ран);
  • какие препараты вводят, последовательность, дозировки;
  • пульс, артериальное давление, SPо2 = насыщение крови кислородом;
  • параметры работы аппарата ИВЛ;
  • какая кровопотеря, сколько мочи и многое другое.

Если по окончании операции произведена экстубация, в карте фиксируют: пациент в сознании, мышечный тонус достаточный, дыхание адекватное, переведен в палату. Если переводится в реанимацию: пациент в сознании или переведен на продленную ИВЛ (причина). Все с указанием точного времени. Это позволяет, в случае необходимости, провести независимую экспертизу проведенной операции и наркоза.

Можно сказать, что успех операции на 50% зависит от работы анестезиолога. Многие пациенты боятся наркоза даже больше оперативного вмешательства, задаются вопросом: «проснусь я или нет?». Но после операции про анестезиолога даже не вспоминают, акцентируя больше внимание на работе хирурга, ведь она на виду. Однако справедливости ради стоит сказать, что ни одна операция не может быть проведена успешно без четкой работы анестезиолога.

По статистике врач-анестезиолог работает с пациентом в 1,5 – 2 раза дольше врача-хирурга, потому что ведет пациента до операции, во время операции, и в послеоперационном периоде. При любом наркозе (что подразумевает выключение сознания) всегда, в той или иной степени, угнетается дыхание и сердечная деятельность. Если проводится внутривенный наркоз с сохранением спонтанного (самостоятельного) дыхания, анестезиолог всегда готов и, чаще всего, проводит ВИВЛ – вспомогательную искусственную вентиляцию легких маской наркозного аппарата. Именно анестезиолог-реаниматолог занимается восстановлением и поддержанием жизненно важных функций организма пациента на должном уровне до, во время и после операции.

Пример из практики: Из терапевтического отделения ко мне в палату интенсивной терапии перевели пациента с тяжелой пневмонией. Человек умирал: одышка под 40, дыхание шумное, аускультативно влажные хрипы с обеих сторон, разлитой цианоз, артериальное давление меньше 90, анализы плохие…. Мы срочно дали наркоз, сделали интубацию трахеи, перевели на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ) и приступили к интенсивному лечению через подключичную вену. Пациент 5 суток был на ИВЛ! Спустя двое суток после экстубации его перевели обратно в терапию. Выздоровел! Через некоторое время после выписки встречаю этого человека с женой в поликлинике и слышу: он рассказывает супруге, что из-за этого врача (то есть из-за меня) у него теперь болит горло (а ведь после экстренной интубации и пяти суток на ИВЛ это вполне нормально). А я ведь ему жизнь спас…Да, наша работа не всегда благодарна, а ведь горло — пройдет, главное, что человек жив!

Рабочее место анестезиолога

На фото рабочее место анестезиолога. Анестезиолог, рядом (слева от него) медсестра-анестезист, на заднем плане операционная медсестра, видна следящая и наркозно–дыхательная аппаратура. Идет подготовка к началу проведения наркоза.

Основные помощники врача–анестезиолога — это медсестры-анестезисты. Они также проходят обучение по специальности анестезиология–реаниматология, обучены работать на наркозно–дыхательной и следящей аппаратуре, знают, понимают и умеют проводить наркоз под руководством врача, при необходимости первыми начинают активные реанимационные мероприятия и многое другое, что не умеют даже врачи других специальностей.

 

На этом фото врач-анестезиолог проводит интубацию трахеи через рот. Манипуляция очень сложная, может дать серьезные осложнения, вплоть до остановки сердца, но отводится на неё не более 15 – 20 секунд! «Почему?» — спросите вы. Потому что пациент в это время сам не дышит (введены релаксанты), и подать ему иначе кислород нет возможности. Перед интубацией человеку проводят гипервентиляцию чистым кислородом в течении 3-5 минут, и он может спокойно не дышать 1-2 минуты без нарастания клинических проявлений гипоксии.

Известен случай в одной из областей: врач-акушер, с согласия с зав. отделением роддома, взялась проводить наркоз, имея якобы специализацию по анестезиологии 20 лет назад, при этом отстранили анестезиолога. После 7! неудачных попыток интубации трахеи пациентка была уже в глубокой гипоксии. Удалось раздышать её маской, все обошлось вроде бы без последствий. Вывод: нельзя пытаться выполнить чужую работу, если ты не умеешь её делать. В медицине это чревато летальным исходом.

 

Вопросы по теме

Нет вопросов

Задать вопрос

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *